Материалы SCP

Материалы SCP

Подписчиков: 16     Сообщений: 107     Рейтинг постов: 343.0

Материалы SCP мясной цирк ...The SCP Foundation фэндомы 

http://scpfoundation.ru/bad-job

Я ненавижу свою работу. Неделя не успела начаться, а я уже завален отчётами и жалобами. Иногда мне кажется, что я единственный здравомыслящий служащий в этой богом забытой конторе. Благо платят тут неплохо. Достаточно, чтобы терпеть все причуды шефа. Та-ак, сверимся как его зовут на этой неделе. Фрэнк Маккой. Забавно, что-то знакомое, ну да ладно. Хотя никак не могу понять, почему его так клинит на том, чтобы имя было именно на Ф. Хорошо, что на этот раз имя можно выговорить. На позапрошлой его звали Филиандр де Лантуасье. Вдумайтесь, Филиандр де Лантуасье. Откуда он их только берёт? Звучит как говно. Хотя все всё равно называют его Фантомасом. Хотя я слышал, что когда он услышал это прозвище, этот псих самолично отрезал одному доктору из отдела Мутаторов шесть конечностей из девяти. Но надо отдать ему должное, пусть он и инфантильный ублюдок с полной пастью бритвенно острых чёрных зубов, он отличный экономист и психолог. Ведь пресыщеные всеми видами извращённых удовольствий богатеи скупают произведения "Мясного цирка" как горячие пирожки. Каждое произведение уникально и так и говорит "Купи меня, докажи, что ты особенный". Ведь уродцы всегда привлекали толпу.

Кстати, насчёт уродцев. Вчера привезли очередного «чудика», пойманную девчонку, способную игнорировать законы физики и ходить по стенам и потолку, словно по полу. Конечно же, за неё вцепились как отдел Технарей, так и Мутаторов, хорошо что Оккультники тогда были заняты новым произведением. Так вот, эти придурки устроили драку в столовой. Причём драка - это слабо сказано, там было, мать его, побоище. Никогда не стоит недооценивать ни живучесть и подлость биомашин смерти Мутаторов, ни расчётливой эффективности стальных щупалец Технарей. Шесть тяжело раненых, два трупа, разрушено несколько смежных со столовой комнат, одиннадцатый, воспользовавшись переполохом, сбежал, и мы теперь выбиваемся из графика. Вообще не понимаю, каким образом эти кучки психопатов с диаметрально разными представлениями о людях могут уживаться под одной крышей, да ещё иногда и творить вместе. Мутаторы - биоинженеры, которые хотят продвинуть природу и человека на новый виток эволюции своими силами, Технари - они же Интеграторы или Технофашисты, которые рассматривают тело как ещё один ресурс, точнее корпус, который можно улучшить, нашпиговав электроникой, оружием и ещё кучей всего ненужного, но смертоносного, и Оккультисты - нечто среднее между средневековым Культом смерти и труппой художников-авангардистов, которые плевали как на науку, так и законы жизни и смерти.

Еще так называемый Фонд, постоянно суёт нос в наши дела и охотится на уже выпущенные произведения, "чудиков", или как их тут называют, сырьё и наших служащих. Благо они слишком узколобы и параноидальны, чтобы понять весь потенциал этих тварей. Возьмём например Червовещателя и Батарейку. По отдельности они полезны и представляют малую угрозу. Но, если их соединить, получится нечто в шесть раз более весёлое. Ведь разъёмы на спине электрика не зря совпадают с расположением жал у гусеницы. Вместе они образуют передвижной генератор невидимости, преломляющий не только свет, но и электросигналы на расстоянии двух сотен метров. Представьте себе эту мощь. Это мощь Богов. Новых богов. Нас. Ха-ха, как там было. Собери их всех?

Я ненавижу свою работу, но тут неплохо платят. Очень неплохо.
Развернуть

Материалы SCP ...The SCP Foundation фэндомы 

Просебятина

http://scpfoundation.ru/theselfinsert

В жизни недоставало волшебства. Потому-то он и начал писать — реальный мир иногда бывал интересным, но никакой магией не обладал. Человеком он был не то чтобы учёным, но рациональным. Для того он и писал, чтобы добавить немного волшебного, немного ужасного, немного интересного к глухому, скучному миру.

Так было, пока он не провалился через дыру в его мире — из мира реального в мир, наполненный вещами которые он написал — и в которые он начинал верить. А началось всё просто. Он шёл через подсобку "Wal-Mart", направляясь на перекур; и когда он повернул за угол, то увидел не то, что ожидал увидеть: вместо мрачно-серых стеллажей, заставленных коробками, его встретили стерильно-белые стены.

Он остановился, пытаясь прийти в чувство. Обернулся — и с ужасом увидел позади себя всё те же белые стены.

Психотический срыв? Может быть. Но стоит повиноваться законам той Вселенной, в которой ты оказался, и поэтому он пошёл дальше, и по спине его поползли мурашки. На первой же встретившейся двери он увидел знакомый символ — и мурашки поскакали во всю прыть. Он был здесь, в Фонде. В роли не доктора, не исследователя, не агента, а всего лишь… самого себя.

Он тупо попал.

Слиться с ними ему бы не удалось. Не получилось бы, в синих джинсах и синей рубашке. И несмотря на свой писательский дар, человек, ставший известным под трехбуквенным псевдонимом TCM, был вовсе не так умён, как те, о ком он писал. Есть лишь один шанс, подумалось ему. Если бы ему удалось выйти, выбраться из этой Зоны, то он мог бы затеряться в мире. Может быть.

Проходивший навстречу по коридору исследователь бросил на него любопытный взгляд. Потом такой же взгляд его уделил и некий агент, но уже поближе, словно разглядывая его лицо. Опасливо покосившись через плечо, он увидел, что оба указывают в его сторону сотруднику службы безопасности. Он выругался, когда окрик охранника велел ему остановиться. Вот тебе и шансы. Время узнать, есть ли какая-нибудь реальная польза от всей той писанины.

Он повернулся к ближайшей запертой двери, набрал на панели рядом с ней: "Открыть. Авторизация О5-6. Альфа-Омега-13". И, что удивительно, это сработало. Дверь открылась, и он бросился в неё, закрыв и заперев её за собой с теми же кодом допуска. Надолго это их не задержит, но может быть даст ему немного времени?

Напрямик через ещё один зал. В дверь слева. Протолкнуться мимо старика с бородой. Блокировать за собой все проходы, запечатывать взрывостойкие двери. Пробравшись к компьютеру, он вошел в систему, используя коды доступа, которые когда-то просто так придумал. Теперь он чувствовал, что всё гораздо опаснее, чем казалось. Он был в… Зоне 19. Чёрт. Используется для содержания гуманоидов… значит, тут нет простых выходов, как в 23-й. Нет… стоп. На нижнем уровне, — конференц-зал О5. Если туда удастся попасть, то удастся и выйти. У О-пятых всегда есть запасные выходы.

Хакером он не был, да даже уверенным пользователем его можно было бы назвать с натяжкой. Вот почему он был рад, что всегда описывал использование Фондом сенсорных экранов. Допуск пятого уровня позволял ему много забавных трюков. Например, оповещение о тревоге нарушения уровня Кетер на противоположной стороне Зоны. Будем надеяться, это отвлечёт охрану. Будем надеяться.

Это не имело значения. Он вышел на ближайшую лестницу, запер за собой входы и стремглав рванул в ту комнату.

Одиннадцать этажей спустя он проклинал себя за то, что так и не накопил на абонемент в спортзал. От сочинения в интернете рассказов могучие мышцы не вырастут. Да и вообще хоть какие-нибудь мышцы.

Ещё через тринадцать этажей он задыхался, жалея, что не бросил курить, хотя его подруга об этом просила. Но, в конце концов, он добрался. Пройти ещё один зал, открыть эту дверь…

TCM прислонился к стене и сдался. В комнате, как будто его и ожидая, сидел старик и двое его телохранителей. Конечно же, угораздило появиться здесь в тот же день, что и одного из О5. "Вот блядь".

Старик долго смотрел на незваного гостя, потом слегка кивнул человеку в противогазе, стоявшему рядом с ним. Он обратил внимание на взгляд мужчины, на тон его голоса и пришёл к поразительному — для себя — выводу.

— Вы знаете, кто я такой, — во всей Зоне было всего несколько человек, которые знали его в лицо. — Любопытно. К сожалению, я не знаю, кто такой вы. Что интригует, учитывая, что вы воспользовались моими кодами доступа, когда устроили в этой Зоне беспорядок. Похоже, вы не ожидали меня встретить, так что вряд ли вы убийца, — (тут он сделал небольшую паузу). — А глядя, в каком вы состоянии - то безусловно. Мои люди говорят, что вы появились посреди коридора; возможно, вы телепортер, но сомневаюсь я что человек, способный телепортироваться, стал бы бежать по той лестнице. Что означает, что кто-то вас сюда отправил. Против вашей воли, возможно? Вы пришли в эту комнату, чтобы… сбежать, да? Хотя я теряюсь в догадках, откуда вы знаете, что здесь ЕСТЬ запасной выход. Ну, у вас есть что сказать?

Задыхаясь, TCM что-то пробормотал.

— Вам придётся начать говорить, — ответил старик. — Я сюда раз в год заглядываю.

TCM расслабился и снова заговорил, на этот раз громче:

— Джек. Ти-Джей. Сара. Клэр. Миш-

Мужчина, ранее известный как Ковбой, был всё ещё на удивление быстр для своих преклонных лет. В мгновение ока, он двинулся вперед. Горло TCM казалось совсем бледным рядом с прижатым к нему сверкающим серебряным лезвием, похоже, выросшим из от трости Ковбоя.

— Этими словами ты подписал себе смертный приговор.

— Но я могу спасти их!" выдохнул бородач, не отводя взгляда от лезвия. Он рефлекторно сглотнул, и по бритвенно-острому кончику стекла капля крови из поцарапанной шеи.

— Этим вы себя не спасёте. За прошедшие годы уже многие говорили так же. Но, если вы знаете что-нибудь о Фонде, вы должны знать, что здесь не бывает-

— Хэппи-эндов, — закончил бородатый в унисон с O5.

Его мысли метались в поисках спасения. Он встретился взглядом с телохранителем в противогазе, и где-то в его мозгу вспыхнула искра. Конечно, это разрушит его любимую историю, но зато спасёт его жизнь. Он откашлялся, надеясь добиться правильного акцента.

— H'lyiah, Cho'tp'k?

Глаза человека, известного как Томпсон, расширились за стеклом противогаза, который он всегда носил. Его взгляд слегка сместился, голова немного наклонилась, прежде чем вернуться в своё идеальное положение. O5-6 нахмурился.

— Что вы только что сказали? Пытаетесь запустить какой-то мемагент? Знайте, мои люди хорошо защищены от таких вещей. Полагаю, я просто вас убью.

Сделав глубокий вдох, он изо всех сил постарался выпалить всё одним духом:

— БлэкупромылмозгиМаннионсобираетсявасубитьесливыне-

Недостаточно быстро. Пока он говорил, глаза разоблачённого телохранителя потускнели, и он начал поднимать пистолет, наводя не на неизвестного мужчину, но на O5. К сожалению для агента Блэка, Томпсон был предупреждён, а значит вооружён. Его кастет ударил дважды, и фаворит с промытыми мозгами упал на пол без сознания.

— Как-то так, — запинаясь, закончил TCM.

— Интересно, — Шестой уставился на своего некогда доверенного защитника, скривив губы. — И вы это знали… откуда?

— Я это сочинил.

Время шло, как и обычно. Пришелец был обозначен как SCP-"Чёрный ящик", названием, а не номером. "Тот Смышлёный Малый", или "TCM" для краткости. Поначалу он был очень занят, так, примерно с часу до полуночи, рассказывая Шестому всё, что знал о планах Манна. Затем его поместили в камеру содержания гуманоидов и в течение нескольких недель игнорировали, пока Шестой разрушал все планы безумного доктора и уничтожал его марионеток.

Наконец пришло время решать, что с ним делать. Джек Брайт и О5-6 стояли в смотровой комнате, наблюдая, как TCM смотрел вверх, отчаянно пытаясь хоть как-то развлечь себя в промежутке между кормлениями.

— Что он сказал? — Шестой наклонился вперёд, увеличивая громкость звука.

— По-моему, что-то вроде: "Вау. 12 метров в высоту. Не думал, что они и впрямь так сделали", — Джек повертел в руках амулет, глядя на человека перед ними.
— Как вы думаете, этот парень способен?..

— Он не Зелёный, если ты об этом. Я велел тайно его протестировать. Если бы он мог изменять реальность, то уже сделал бы что-то. Тесты показывают, что это обыкновеннейший человек, идентичный по квантовому уровню среднестатистическому жителю Соединённых Штатов. Документы, которые при нём были на момент обнаружения, соответствуют настоящим. Да, с одним отличием. Тот он, что снаружи — миллионер. Выиграл в лотерею или что-то наподобие. А этот работал в "Wal-Mart".

— Ты ж вроде сказал, что он - не Зелёный? Как по мне - хорошее такое исполнение желаний.

— Эх. Может так оно и есть. Но этот парень? Он сейчас ничего не может сделать. Только пользоваться вещами, которые он раньше "сочинил".

— Так вы думаете, что он действительно создал нас?

— Нет, я не настолько пессимист. Думаю, из его вселенной возник некий, скажем так, канал связи. Это позволило ему узнать о нас настолько много, но он не бог и не какой-либо создатель.

Шестой замолчал, вынул сигару и закурил. Сработала было пожарная сигнализация, но Шестой метнул в сторону грозный взгляд, и сигнализацию быстро утихомирили.

— Думаете, он действительно что-то может?

— Какой смысл иметь власть, если нельзя ею злоупотреблять?

— И вы думаете, что он может исправить меня? И Ти-Джея? И… - Брайт сглотнул комок в горле - И Сару?

— Я думаю, что он может. Он говорит, что знает обходные пути.

— Чего он хочет?

— Защиты. Он не хочет, чтобы кто-то знал, что он здесь. Говорит, что ему начинают сниться кошмары, стоит ему подумать, что с ним могли бы сделать МКиД или ПХ. Он также думает, если будет делать слишком много, то люди из его мира заметят это, и… избавятся от него. Он называет это удалением. До смерти боится Кондраки и Клефа, думает, что они его "спишут". Он готов помочь нам во всём, о чём мы попросим, если мы будем его кормить… и развлекать.

— Развлекать?

— Он знает, что не может иметь доступ к внешнему миру. — Шестой выпустил кольцо дыма. — Так что, он хочет игры. Компьютерные, видеоигры, все в этом роде. И книги. Что-то, что поможет поддержать его здоровье, — он ухмыльнулся половиной рта. — И SCP-1004.

Джек лишь сглотнул ещё раз.

— Одна тысяча четвёртый? Он вообще знает, что эта штука делает? "

— Он, похоже, думает, что сможет с этим справиться, — ухмыльнулся Шестой. — А если не сможет, ну что ж… Мы выясним всё, что он знает, к тому времени, когда он совсем испортится.

— Какой же вы гад. Мне нравится.

Итак. Сейчас можно было бы говорить о всех тех вещах, которые сделал Смышлёный Малый. SCP, которые он привёл в порядок. Интриги, которые он пресёк с помощью своей информации, и прочие вещи, рассказанные им людям, которые об этом не должны были знать. Взамен? Я думаю, что лучше закончить эту историю небольшим описанием с точки зрения приставленных к нему охранников.

Агент Кляйн сел рядом со старшим агентом Хэнксом, провёл карточкой по считывающему устройству, отмечая начало смены.

— Итак, сэр. Я прибыл, чтобы сменить вас на наблюдении. Что мне следует знать?

— Этот парень дрочит больше, чем кто угодно. Постоянно. Серьёзно, это отвратительно. Я даже не хочу знать, что он там смотрит. На звук достаточно плохо. — Хэнкс покачал головой. — Что ж, это лёгкая работа. Цыпа не опасный. Просто сидит себе, рубится в видеоигры и смотрит порнуху. Твоя главная обязанность — время от времени его тормошить, заставлять шевелиться. Для этого имеются беговая дорожка и гантели. Смотрители хотят, чтобы он оставался здоровым.

— Он сам с собой, что ли, разговаривает?

— Да. всегда твердит одно и то же. Я не понимаю, но вот, послушай, — Хэнкс наклонился вперед, увеличивая громкость звука так, что до них донеслись слова, которые Смышлёный Малый будет повторять ещё не раз на протяжении всей своей долгой жизни.

— Пожалуйста, не минусуйте меня. Пожалуйста, не минусуйте меня. Пожалуйста, не минусуйте меня…
Развернуть

Материалы SCP SCP fun ...The SCP Foundation фэндомы 

Вызов принят

http://scpfoundation.ru/challenge-accepted

Вой сирен время от времени нарушали приглушённые крики и глухие удары, доносящиеся из-за двери. Внутри камеры было тихо, уходящие вдаль ряды шкафчиков полок с металлическими ящиками на них стояли мирно, словно и не творилось снаружи хаоса. Удары, тем временем, становились громче - то, что их наносило, приближалось.

Потом одна из стен треснула и осыпалась внутрь камеры.

Сквозь облако пыли и бетонной крошки в камеру нырнула крупная рептилия. Существо осмотрелось по сторонам, но не нашло ни опасности, ни людей себе на поживу. Затем оно перебралось через обломки того, что раньше было стеной, и начало искать выходы на поверхность.

Голова рептилии резко дёрнулась на звук выстрелов по ту сторону дыры в стене. Тварь оглушительно заревела, когда пули впились ей в бок. Через несколько выстрелов кожа рептилии приобрела металлический оттенок, и пули начали отскакивать от неё в разные стороны.

- МЕРЗКИЕ МЯСНЫЕ БУРДЮКИ, Я ОТВЕДАЮ ПОТРОХА ВАШЕГО ОТРОДЬЯ, А ПОСЛЕ ВЫСОСУ МОЗГ ИЗ ВАШИХ КОСТЕЙ!

Рептилия пробежала к противоположной стене, сбивая по пути полки. Посыпались ящики. Стена лопнула под таранным напором рептилии.

В камеру вошла группа вооружённых людей. Медленным и осторожным шагом они направились в противоположную сторону комнаты

- 682 вышел в коридор Б6-17, идёт к исследовательским лабораториям. Ведём погоню. Разместите засаду на перекрёстке Б6-17-103.

Осколки камня, стекла и металла хрустели под тяжёлыми ботинками отряда. Люди прошли камеру насквозь и вышли в проделанное тварью отверстие. Они осмотрелись, убедились, что тварь их не поджидает и двинулись в погоню за сбежавшим объектом.

Рёв и выстрелы постепенно становились тише, битва удалялась. На обломки начала оседать пыль.

В комнате воцарилась тишина.

Раздался звук, настолько тихий, что можно было подумать, что его и не было. Случайно оказавшемуся здесь человеку могло бы показаться, что из одного из сбитых на пол сейфов раздаётся тихий писк. Сейф лежал на боку, одна из дверных петель была сорвана.

- ЗАДЕЙСТВОВАН РЕЖИМ САМОСОХРАНЕНИЯ. НЕ ПЫТАЙТЕСЬ НАНЕСТИ ПОВРЕЖДЕНИЯ РОБО-ЧУВАКУ. НАНЕСЁННЫЕ РОБО-ЧУВАКУ ПОВРЕЖДЕНИЯ ЛИШАЮТ ГАРАНТИИ, ДАННОЙ ДОКТОРОМ РАЗВЛЕЧУДОВЫМ. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РОБО-ЧУВАКА НЕ В СООТВЕТСТВИИ С ИНСТРУКЦИЕЙ, В ТОМ ЧИСЛЕ ПОПЫТКИ РАЗОБРАТЬ РОБО-ЧУВАКА ИЛИ САМОСТОЯТЕЛЬНО ПРОВОДИТЬ ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ, МОГУТ ПРИВЕСТИ К НЕПРЕДСКАЗУЕМОМУ ПОВЕДЕНИЮ. ДОКТОР РАЗВЛЕЧУДОВ НЕ НЕСЁТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАНЕСЁННЫЙ СОБСТВЕННОСТИ И/ИЛИ ЗДОРОВЬЮ ЛЮДЕЙ УЩЕРБ, ПРИЧИНЁННЫЙ ВСЛЕДСТВИЕ НЕПРАВИЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ РОБО-ЧУВАКА. ПРИВЕТ, РОБО-БРАТАН.

Уцелевшая петля сейфа зашипела и, разъеденная вылитой на неё кислотой, отвалилась вместе с искорёженной дверью.

Из сейфа в развалины выбрался игрушечный робот и огляделся в поисках того, что его включило. Коренастый пластмассовый корпус с трудом протискивался через горы извёстки и куски арматуры, но всё же смог найти участок ровного пола, ничем особенно не заваленный

- РОБО-БРАТАН?

В пыли что-то зашевелилось. Игрушечный робот повернулся на звук.

- ПРИВЕТ, РОБО-БРАТАН. КАКИЕ РОБО-ИГРЫ С РОБО-ЧУВАКОМ ТЕБЕ ПО ДУШЕ СЕГОДНЯ?

- Кто смеет звать меня робо-братаном. Я - Давящий Владыка, несущий погибель всему, что мне зримо. Узри же мою мощь и возрыдай. Скажи имя своё, ибо должен я знать, кто будет раздавлен под моей пятой.

Пробиравшийся сквозь облако пыли силуэт постепенно вышел на свет. Он тоже казался роботом, но он был словно собран на коленке из предметов, которые никак нельзя было составить в один рабочий механизм. Вместо головы у него был перевёрнутый сломанный вольтметр, вместо рук - разводные ключи, воткнутые в корпуса от фонариков, а ноги состояли из пружин, металлических труб и короткозубых вилок.

- Я - РОБО-ЧУВАК, РОБО-БРАТАН. Я ОСНАЩЁН ТРЕМЯ С ЛИШНИМ СОТНЯМИ РОБО-ПРИЧИНДАЛОВ ДЛЯ МАКСИМАЛЬНОГО ИГРОВОГО РАЗВЛЕЧЕНИЯ.

Давящий Владыка, пошатываясь, приблизился к пластмассовой игрушке, несколько раз едва не упал, и остановился примерно в метре. Ростом он был раза в четыре-пять повыше, чем крохотный Робо-Чувак, и случайному зрителю показалось бы, что он даже привстал на своих вилках, чтобы казаться выше.

- Я - Кулак Ярости, Пожиратель Крови, и максимальным для меня развлечением будет раздавить тебя тяжёлой поступью моих могучих ног. Готовься, ибо гнев мой грядёт.

Робо-Чувак взглянул на вилки Кулака Ярости. Потом - наверх.

- РОБО-ЧУВАК ПРИСТУПИТ К ИСПОЛНЕНИЮ РОБО-ТАНЦЕВ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ УРОВНЯ ТВОЕГО РОБО-ВЕСЕЛЬЯ.

Робо-Чувак приступил к исполнению Робо-Танца.

- Будь по-твоему, жалкий червяк. Я, Громобой Варвар, одолею тебя в твоём Робо-Танце, чтобы принести тебе чудовищное унижение, и всему твоему роду, а затем я разнесу твою душу на крохотулечные кусочки.

Громобой начал крутить своим центром тяжести, опасно раскачиваясь и мучительно не попадая в такт дребезжащей музыке, доносящейся откуда-то из недр Робо-Чувака.

- РОБО-ЧУВАК ОБНАРУЖИЛ СОПЕРНИКА ПО РОБО-ТАНЦУ. ВЫЗОВ ПРИНЯТ. АКТИВИРОВАН РЕЖИМ ТАНЦЕВАЛЬНОЙ ДУЭЛИ.

- Активируй что пожелаешь, но твоя судьба предрешена. Смертетрона не победить. Я разотру тебя во прах своими элитными навыками танца.

Андроиды заплясали всерьёз. Робо-Чувак задействовал оптимальную танцевальную программу и исполнял, как только мог. Смертетрон шатался по чистому участку пола, семь раз падал и умудрился где-то потерять один из разводных ключей.

Минут через тридцать музыка стихла и роботы перестали танцевать. Смертетрон с трудом вытащил одну из своих вилок, которая запуталась в лежащем на полу проводе.

- РОБО-ТАНЕЦ ИСПОЛНЕН, РОБО-БРАТАН.

- Ха. Плясунишка, этот урок танцевального искусства тебе преподал ни кто иной, как Механогубитель, Бич Тысячи Миров. Склонись предо мной, и тогда я оборву твоё бессмысленное существование.

Механогубитель, Бич Тысячи Миров, поднял руки в победном жесте. Уцелевший разводной ключ махал воображаемым зрителям.

- РОБО-ЧУВАК ЗАДЕЙСТВОВАЛ ПРОГРАММУ ЖЮРИ ПО РОБО-ТАНЦАМ ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОБЕДИТЕЛЯ. ПОБЕДИТЕЛЬ - РОБО-ЧУВАК. ПОЗДРАВЛЯЕМ, РОБО-ЧУВАК.

- Какое высокомерие. Готовься к могучему удару Доктора Фон Атома, Повелителя Фатума.

Доктор Фон Атом двинулся в сторону Робо-Чувака. Уцелевший ключ грозно зашевелился в корпусе от фонарика.

- РОБО-ЧУВАК ОБНАРУЖИЛ ЛОХА ПЕДАЛЬНОГО. РОБО-ЧУВАК ПРИМЕНЯЕТ ВОДОРОДНУЮ ПУШКУ В ЦЕЛЯХ ОБУЧЕНИЯ РОБО-БРАТАНА ПОВЕДЕНИЮ ПРАВИЛЬНОГО ПАРНЯ.

Дверца на груди Робо-Чувака открылась, в Фон Атома ударила струя воды. Вилки Фон Атома потеряли сцепление со скользким полом и робот грохнулся на спину.

- Как ты смеешь. Сейчас же поставь меня на ноги и отведай смерти от руки Верховного Пронзателя.

Робо-Чувак наблюдал, как Верховный Пронзатель размахивает конечностями, описывает по полу круги, но подняться с мокрого бетона так и не может.

- Я уничтожу каждый твой атом по отдельности, ни следа от твоего мерзостного тела не останется на этой жалкой планетке, если меня не поставят на ноги, ибо так говорю я, Смертеубийца Разрувершитель, Царь Царей и Владыка Владык.

- НЕ СЛЕДУЕТ ЗАПУГИВАТЬ РОБО-ЧУВАКА.
Развернуть

Материалы SCP Доктор Брайт ...The SCP Foundation фэндомы 

Останки

http://scpfoundation.ru/relics

Жрец переступил через труп охотника за сокровищами и горестно помотал головой. Впустую жизнь пропала. И те, которых нашли в руинах, могли бы пополнить их ряды, но к сожалению жажда отыскать сокровище пересилила в них мудрость. Они напали сразу, как прибыл Протекторат, и Крестоносы быстро с ними разделались - ножи и дубины ничего не стоили против пороха и дроби.

Ветер трепал края бело-красной сутаны жреца. Раскрашенная маска под капюшоном отфильтровывала из воздуха пыль с каждым вдохом, а также обозначала его положение полного жреца Третьего Ордена Протектората. На спине его был символ протектората - два кольца, одно внутри другого, и три стрелки, направленные внутрь. Знак вечности, знак силы, нерушимый знак.

Жрец шевельнул рукой, повелевая послушнику в серой робе пойти за ним. Все остальные члены группы уже обыскивали руины, хранители летописей записывали всё, что могли найти, крестоносы зорко осматривали окружающую местность и были готовы отразить любую атаку живущих в Пыли дикарей.

Разверстый зев обвалившихся развалин возвышался над жрецом. Твёрдые и свилеватые деревья вгрызались корнями в землю, а их листва не давала приюта от солнца и пылающих облаков. За воротами в мрачных глубинах находились жуткие тайны, те тайны, за которыми его послали. В сердце жреца шевельнулся страх; Высший Совет собирался нечасто, а если и звал кого на службу, то этот зов подкреплялся авторитетом всех восьми Орденов Протектората. За неудачу по головке не погладят.

Внутри же разруха была далеко не так сильна, как на поверхности. Сохранилась большая часть комнат и коридоров, но их содержимое грозило вот-вот превратиться в ту же пыль, что толстым одеялом устилала стены и пол. Здесь должны будут потрудиться хранители летописей.

Жрец шёл всё ниже и ниже, ведомый мерцающим светом своей лампы. Это место было гробницей, но не задумывалось как гробница. На стенах до сих пор были опалённые пятна и дыры от вонзившихся многие века назад пуль. Иногда на пути попадался почерневший скелет, уже превращающийся в песок. Некоторые проходы завалило начисто, другие же были исписаны предсмертными надписями или заляпаны чудом сохранившейся кровью. Некоторые эпитафии жрец мог разобрать, и по спине его пробежала непрошеная дрожь.

А они всё спускались, пока не дошли до этажа с огромными дверями. Некоторые были до сих пор закрыты, несмотря на все пролетевшие годы. Большая часть камер была открыта и пустовала, то, что там некогда хранилось, либо было разрушено во время Раздробления, либо потерялось в том хаосе, что начался потом.

Жрец остановился у одной из дверей. Она была сорвана с петель и лежала на полу, в её центре была огромная вмятина. На стене виднелась металлическая пластина. Жрец смахнул с неё пыль и прочитал надпись. Да, именно это он и искал.

- Как войдёшь - ничего не говори, и смотри туда и только туда, пока я не начну ритуал. - обратился он к послушнику.

Войдя в пустой зал, жрец поднял лампу. У дальней стенки стояло нечто, что-то вроде статуи. Статуя была в рост человека, с огромной головой и гротескными, действующими на нервы, чертами тела. Она была сделана из чего-то вроде камня, кое-где из-под пожелтевшей кожи торчали железные прутки. Статуя не шевелилась, как и все другие статуи на свете.

Жрец поглядел статуе в глаза. Об этом демоне писали в священных манускриптах - Незрячий Идол, Дин-Сиэмь Тар-йи. Раздробление Мира было делом рук именно этого падшего бога. Древних застали врасплох, они были заняты другими делами, и именно тогда Незрячий Идол нанёс сокрушительный удар. Дин-Сиэмь Тар-йи тогда изгнал из мира всех старых богов, как добрых, так и злокозненных, и теперь они существовали в пласте реальности очень далеко от своего раздробленного мира.

Жрец не сводил со статуи глаз. Засунув руку в рюкзак, он извлёк маленькую стеклянную банку. Внутри неё в прозрачной жидкости плавал глаз и несколько прилипших к нему кусков серой плоти. Несколько нервов намоталось на амулет размером с ладонь с рубином в центре. Держа останки древнего бога Брыта Ныне-Живущего перед собой, словно защиту, жрец медленно моргнул.

Он открыл глаза, и был совершенно цел. Немигающий глаз Брыта Ныне-Живущего защитил его. Жрец вручил банку послушнику, достал из рюкзака толстый фолиант и начал читать.

- Именем Эс-сепи и Гёк, Брытом и Альклефом, Райз и Ханом Пи-Тароск-Ро заклинаю тебя, во имя всех старых богов, покорись священной воле Протектората и Третьего Ордена жрецов, ты, демон, имя которому - Незрячий Идол. Ныне связываю тебя святой волей, настал час расплаты за всё совершенное тобой зло, и пощады тебе не будет. Ничего более ты не испортишь и не разрушишь. Никто более не умрёт от твоей руки. По воле Протектората будешь ты вечно содержаться в Фондаменте мира, в подземельях храма Пар-Дэрил до той поры, пока не кончится само время, и Всетворец не вернётся к делу рук своих и не воздаст тебе по делам твоим.

Жрец закрыл книгу и забрал у послушника Глаз Брыта .

- Ступай, приведи мне десять крестоносов, верных, с несгибаемой волей. Быть им стражами Дин-Сиэмь Тар-йи до конца дней своих. Да будет сказано, что приняли они славную смерть в бою с силами тьмы. Никому не должно быть это ведомо. Когда это будет сделано, я пошлю за тобой, и ты оставишь свою жизнь, получив новую жизнь в Ордене.

Послушник поклонился и устремился прочь. Жрец снова поднял взгляд на статую, держа в руках Глаз. Страх снова вернулся в его разум. То, что когда-то случилось, не должно повториться. Круг судьбы может снова пробудить других злокозненных богов, с которыми сражались древние. Жрец отмёл эти мысли прочь; о таком должен думать Совет.

В банке по синапсам останков древнего мозга проскочил импульс. По нервам прошла единственная мысль, пронизанная цинизмом и усталостью:

"Опять началось…"
Развернуть

Материалы SCP Преподобные доктора Доктор Брайт ...The SCP Foundation фэндомы 

Ни на йоту...

http://scpfoundation.ru/by-one-iota

Глубоко в катакомбах под Собором Наблюдателей, в конце длинного коридора размещалась объёмистая и изолированная камера. Историки Святого Фонда могли лишь догадываться, какой цели она могла служила до Великого Нарушения, - некоторые утверждали, что это была кладовая, некоторые - что аудитория, некоторые - что жильё, другие - что камера содержания одного из демонов, которого древние сдерживали прежде, чем мир был истреблён. Ни звука не проникало сквозь её стены, и требовалось пятеро сильных мужчин, чтобы открыть или закрыть могучую дверь (которая, по мнению некоторых, не была первоначально частью комнаты), служащую единственным средством входа и выхода. Мало кто, разве что представители духовенства самого высокого ранга, знали, что она вообще существует, не говоря уже о пути к ней, и никто не мог входить в её двери - только лишь Стражи Омега имели право там находиться, поскольку это было само сердце Собора - место встречи Совета Тринадцати, Преподобных Докторов, викариев Брайта.

Тот, кто проходил через большой дверной проем, видел, что все три стены перед ним покрыты большими гобеленами, которые на протяжении десятилетий ткали расходные под руководством дьяконов. На них изображалась история Священного Фонда. Гобелены на стене слева повествовали о легендах древнего мира до Великого Нарушения. Святой Альто устрашал взглядом великого дракона и кормил народ из дымящейся суповой кастрюли, Святой Конн Вампироборец одолевал князя стригоев, Cвятой Пёс Корвин обучал Мнимого Бога Войны, а посреди стены изображалось первое воскресение Господа Брайта, державшего над головой Святой Амулет. Гобелены справа изображали Великое Нарушение и упадок, который произошёл в те дни, падение Древнего Храма и рост Святого Фонда, снова с Господом Брайтом в центре стены, в окружении Его святых, стоящих торжественно над трупом великого дракона и обломками статуи, которую Он сам разбил вдребезги, разгневанный смертью Святой Агаты. На стене напротив входа картины изображали Священный Фонд, каким он был сегодня - несущий мирному люду во всех уголках мира свет науки и Слово Священных Условий Содержания, хранящий пленённым всё древнее зло. В центре этой стены была надежда на будущее - сияющий серебряный город, больше любого из тех, что были перед нарушением, на который взирал с улыбкой Господь Брайт.

Под этим гобеленом у стены располагался большой престол из красного дерева и кожи, украшенный драгоценными камнями и святыми иконами, сохранённый и обновляемый в течение нескольких столетий для Отца Фонда, Пресвятейшего Господа Джека Брайта, чей амулет лежал в стеклянном ларце на престоле вместо Него. Полукругом лицом к трону располагались тринадцать стульев поменьше перед тринадцатью столами. Сегодня десять из тринадцати стульев были заняты пожилыми мужчинами и женщинами, Кардинал-Докторами, которые посвятили свои жизни служению и, взойдя по иерархической лестнице Церкви, стали членами Совета Тринадцати. Два стражника из Омеги стояли по обе стороны двери, как залог того, что сюда не пожалует никто непрошеный. Один из мужчин, у левого конца полукруга, поднялся и обратился к другим.

- Я, Второй, - сказал он, потому что в этом зале было принято называть себя числом, а не именем, - обращаюсь к присутствующему Совету Тринадцати от имени Первого, покинувшего нас прошлой зимой. Кардинал-Доктора номер Два, Три, Четыре, Шесть, Семь, Девять, Десять, Одиннадцать, Двенадцать и Тринадцать и присутствуют. Двенадцатая согласилась руководить нашей молитвой.

Второй сел, Двенадцатая поднялась со своего места и склонила голову.

- Господи Брайт, - начала она, когда другие также опустили головы, - прости нам сегодня за обиду, которую мы собираемся причинить Тебе. Знай, что не несём мы бесчестия или непочтения в наших сердцах, и что мы совершаем это дело, чтобы постичь славу Твою и далее выполнять волю Твою, как и всегда. Прости тех, кто служит нам сегодня и принимает участие в этом деянии по нашему приказу, ибо стремятся они лишь служить и славить Тебя и Фонд Твой. Благослови нас мудростью Своей и сохрани нас в безопасности, чтобы наши дети познали мир, свободный от ужасов Удалено. Аминь.

- Аминь, - повторили остальные девять, и Двенадцатая села. На мгновение воцарилось молчание, когда каждый ожидал, что другой предпримет действие, поскольку прошло больше сотни лет с тех пор, как это действие в последний раз сочли необходимым, и, хотя все они согласились на том, что у них нет иного пути, всех их терзали сомнения.

- Возможно, - робко предложил Шестой, - нам следует провести голосование ещё раз, прежде чем мы приступим?

- И в самом деле, - согласился Второй. - Было бы позором обнаружить слишком поздно, что в этом разбирательстве нет необходимости. Пожалуйста, проголосуйте по вопросу как обычно.

Один из стражников покинул свой пост у двери и взял большую коробку с прорезью вверху. Он обошёл столы, каждый из кардиналов написал своё решение на листке бумаги и бросил его в коробку. Через несколько минут стражник вернулся к двери и открыл коробку, где он и его напарник сняли крышку и подсчитали голоса один за другим.

- Всё так же ничья, - объявил стражник. - Пятеро за одно, пятеро за другое.

- Тогда нам следует продолжать, - решил Второй, - и да помилует всех нас Брайт. Стража! Пусть наши гости войдут.

Страж подошел к двери и постучал по ней условленным стуком - три лёгких быстрых удара, затем сильный удар, лёгкий стук, ещё раз сильный и ещё раз лёгкий, затем после короткой паузы два громких удара и опять тихий. Дверь толкнули с другой стороны, она загрохотала и медленно открылась. Полдюжины Стражей Омега вошли внутрь - двое несли стол, двое тащили несколько тяжёлых цепей и верёвок, а ещё двое - вели расходного, раздетого до набедренной повязки. Расходной был специально подготовлен для ритуала - голоден и истощён, с вырванными зубами и удалёнными ногтям, и для собравшихся кардиналов он выглядел так, будто умрет через несколько дней. Собравшиеся лидеры Священного Фонда молча смотрели на стол, установленный между столами, расставленными полукругом, и троном, расходной был уложен на на стол и прикован цепями, а гвардейцы надели на головы капюшоны своих чёрных сутан и завязали их, так что только глаза были видны.

- Тебе известно, зачем тебя привели сюда сегодня, Д-34029132? - спросил Тринадцатый.

- Да, мой господин, - ответил связанный.

- А добровольно ли ты согласился на этот обряд?

- Да, мой господин.

- Готов ли ты отказаться от своей жизни во имя своей церкви и своего Господа?

Расходной помедлил.

- Да, мой господин.

Тринадцатый перевёл взгляд на стражников.

- Убедитесь, что верёвки и цепи натянуты, и что он не пытается навредить себе. Если вам понадобится удержать его физически, не стесняйтесь делать это. Нет греха в любых действиях, которые вас попросят выполнить сегодня - и хотя Он может испытывать вас Своими криками и протестами, помните, что Господь любит вас и простит вам.

Второй кивнул.

- Теперь, пожалуйста, давайте продолжим.

Кардиналы встали со своих мест и внимательно наблюдали, как пятеро стражников заняли свои места вокруг расходного. Шестой стражник приблизился к трону и с благоговением поднял стеклянный ларец, вмещавший амулет Господа Брайта, а затем занял своё место во главе стола. Другой страж протянул руку и снял крышку ларца. Остальные пятеро спрятали руки в одежды, чтобы не коснуться его случайно; стражник, державший ящичек, перевернул его, и Святой Амулет упал на грудь прикованного.

Покойный Кардинал-Доктор Андерс Клеф, который присутствовал, когда Господь Брайт был призван в Синод Нью-Денвера в 237-м, писал в своих мемуарах, что выражение Его лица, когда Он явился, всегда представляло собой саму растерянность - шок от нахождения Себя в новом теле, и попытка понять, в каком месте и времени Он очутился. Никто из наблюдавших мужчин и женщин не смог бы поспорить с такой оценкой, поскольку как только Святой Амулет коснулся Д-кастовца, его поведение изменилось. Прикованный застонал и тщетно попытался вырваться из своих оков, взгляд его метался по комнате, перескакивая с людей на предметы обстановки вокруг. Кардиналы молча смотрели, как он пытался откусить себе язык, вывихнуть суставы, сломать конечности, колотя ими по столу - но напрасно, всё было предусмотрено поправками, внесёнными в Священные Условия много веков назад, чтобы лишить Господа Брайта возможности сбежать, если потребуется Его земное присутствие. Когда Он смирился с тем, что в очередной раз находится в теле из плоти и крови, он обратил свой взор к Девятому, вынимавшему из-под сутаны свиток со священнейшими из Священных Условий, относящимися к самому Амулету, и заговорил.

- Мне нравится, как вы переделали этот кафетерий.

- Не могли бы вы назвать своё имя? - спросил Девятый, читая из свитка. - Я полагаю, вы Том Хайли, работающий на нас вместо отбывания срока вашего пожизненного приговора.

- Да хорош трындеть, - сказал со вздохом скованный. - Вы знаете, кто я такой, и вы знаете, что я прошёл через эту маленькую церемонию уже не раз, и что я хотел бы никогда больше через неё не проходить.

Девятый посмотрел на своих сограждан, которые кивали в знак согласия, что они могут продолжать.

- Обряд завершён успешно! - провозгласил он. - Хвала Господу Брайту!

- Хвала Господу Брайту! - закричали собравшиеся кардиналы и стражники.

- А-а! - вскрикнул Господь Брайт. - Не орите так. У этого тела, наверное, самое похмельное похмелье.

- Прости нас, Господи Брайт, - сказал Второй. - Условия предписывают притуплять ощущения организма хозяина должны с помощью спиртного перед ритуалом.

- Угу, - сказал Господь Брайт. - Вот вам новое Священное Условие: в следующий раз приберегите спиртное на после того, как меня разбудите. Запишите это кто-нибудь.

- Это будет честью для меня, Господи, - сказал Тринадцатый.

- У вас, ребята, тут ещё не случилось чего-то типа ренессанса или реформации или научной революции? Какой год на этот раз?

- Год 698 после Нарушения, Господи.

Господь Брайт снова вздохнул, глядя на людей, собравшихся перед ним.

- Думаю, вы могли хотя бы заново изобрести штаны к этому времени. Короче, было приятно поболтать, но я устал от этого места, и от вас тоже устал. Стражник, будь так любезен, придуши меня, и я продолжу дрыхнуть.

- Прости нас, Господи Брайт, - сказал Второй, - но мы вынуждены просить Твоего снисхождения ещё на небольшое время. Большие… затруднения постигли нас, угрожая расколоть наш Священный Фонд на две части, и нет никого выше Тебя, кто мог бы решить этот вопрос.

- Срань господня, - сказал Господь Брайт. - Вам, ребята, действительно нужно научиться думать самостоятельно. Ладно, что там у вас? Нарушение условий содержания? Расходники взбунтовались? Длань Змея вернулась?

- Нет, Господи Брайт, - ответил Второй. - Это… вопрос теологии. Один из важнейших, и Совет оказался не в состоянии его решить.

Брайт застонал.

- Возродим Фонд в виде церкви, говорил Клеф. Это создаст смысл восстанавливать общество для научно неграмотных крестьян, говорил Клеф… Ну, что за вопрос?

- Очевидно, в Зонах и Участках восточных земель, - сказал Второй, - несколько лет назад начали преподавать вариант толкования Евангелия от Эверетта, который довольно сильно отличается от того, которое было принято здесь, в сердце страны. Эта… интерпретация…, - он выбрал слово, чтобы не расстроить некоторых своих коллег, - распространилась на сам Собор, и многие раздоры разразились среди наших многочисленных церквей и форпостов в отношении того, какова есть истинная и правильная вера. Мы опасаемся, что это может перерасти в настоящую войну, и таким образом мы решили устроить голосование между собой и определить, что является единственной истинной интерпретацией. К сожалению, мы зашли в тупик: пять на пять.

- Вот почему предусмотрено тринадцать O5, - сказал Господь Брайт. - Вам понадобилось меня разбудить, чтобы я вам напомнил, что вон те стулья не должны стоять пустыми?

- Они пустуют не потому, что так задумано, Господи Брайт, - прервал Десятый. - Первый и Восьмой погибли от чумы во время долгой зимы, а Пятый в настоящее время на юге командует Мобильными Легионами в нашем постоянном крестовом походе против Повстанцев Хаоса. Поскольку мы зашли в тупик по этому вопросу, мы не в состоянии назначить кого-то на их место.

- Понятно. Так что за великое разногласие?

Второй кивнул на две большие книги на столе.

- Это касается разногласий в толковании главы 37, стих 25.

- Каких?

- Был ли ребёнок, которого Ты и Святая Агата зачали накануне Великого Нарушения, рождён от Духа Твоего или из Духа Твоего?"
—-

- Вот так, - сказал старик, - из-за одного слова мир едва не оказался на грани войны. А Господь Брайт поставил всё на свои места.

- Но что же ответил Господь Брайт? - спросил светловолосый мальчик, сидевший у ног деда.

- Да! - воскликнула девочка, сидевшая рядом с ним. - Что Он им сказал?

- А как вы думаете? - спросил дед.

- Я думаю, что она родилась из духа Брайта, - сказал мальчик.

- Не-а! - сказала девочка. - Святая Эмилия родилась от духа Брайта!

Старик рассмеялся.

- Похоже, раскол в наших рядах опять начинается прямо сейчас.

- Так что? - спросил мальчик. - Кто из нас прав?

- И скажи это своим голосом Брайта!

Старик нахмурился и старательно изобразил Брайта, когда читал последнюю строку истории:

- Ну вы, блин, даёте… У меня и Райтс никогда не было никаких детей.
Развернуть

Материалы SCP Преподобные доктора Доктор Брайт ...The SCP Foundation фэндомы 

Страсти по Брайту

http://scpfoundation.ru/a-canticle-for-bright
Брат Жак сидел в одиночестве на скамейке в большом зале Cобора Наблюдателей. Солнце, тускло просвечивавшее сквозь витражи над ним, было не в силах разогнать зимний холод. Святые Доктора толпились в своих торжественных белых одеяниях, готовясь к ежедневным обрядам. Сословье Д поддерживало огонь и присматривало за свечами, освещавшими самое большое здание, оставшееся в известном мире к году 586 от В.Н., - резиденцию Священного Фонда.

Возле алтаря дьякон руководил группой послушников, певших Священные Условия.

«SCP-087 находится на территории университета Отредактировано», - пел он.

«SCP-087 находится на территории университета Отредактировано» - повторяли послушники.

«Дверь, ведущая к SCP-087, сделана из закалённой стали и снабжена электрическим замком» - пел он.

«Дверь, ведущая к SCP-087, сделана из закалённой стали и снабжена электрическим замком» - повторяли они.

Брат Жак вздрогнул и теснее укутался в сутану, чтобы согреться, пока слушал пение. Университет Отредактировано был невозможно далеко - в тысяче километров или больше, если он вообще ещё стоял через столько веков после Великого Нарушения, и если двери, ведущие к той лестнице, ещё существовали. О том знали только Удалено и другие язычники, обитавшие в том краю. Восемь дней он сидел в большом зале, ожидая, пока его увидят; он начал сомневаться, что аудиенция, ради которой он прошел весь путь, начиная с Девятнадцатого Монастыря, когда-нибудь случится вообще.

- Брат Жак, дьякон-лаборант? - Жак поднял голову и увидел человека в чёрном одеянии Стражи Омега, с коротким мечом на поясе и со свитком в руках.

- Да, господин стражник? - кротко ответил он.

- Святой Отец сейчас примет вас. Пожалуйста, следуйте за мной.

Жак последовал за стражником из большого зала, спустился в лабиринт коридоров, которые вели под землю. Кирпич и цемент великого собора, который расходные строили почти полвека, вскоре сменились древним бетоном и сталью, - остатками Старого Храма, что когда-то стоял на этом месте, прежде чем мир был поглощён демоническим гневом. Стражник подошёл к одной из многих дверей, отходивших от длинного коридора. Сунув руку в мантию, он вынул кусочек древней технологии, секрет которой, как и многих других, был утрачен для человечества, - небольшую пластиковую карту с чёрной полосой вдоль одной стороны, и поместил её в замок на двери. Свет на устройстве изменился с красного на зеленый, и стражник жестом пригласил Жака внутрь.

"Господи Джек", - молился молча Жак своему тёзке, когда потянулся к ручке, - "говори за меня в час нужды. Обезопась меня сиянием славы Твоей, как Ты обезопасил тайны древнего мира. Удержи всех тех, кто захочет причинить мне вред, как удержал Ты хаос Великого Нарушения, когда Ты умер и воскрес. Сохрани меня своей любовью и благодатью, так же как и поныне Ты сохраняешь Церковь Свою от дьяволов, блуждающих в мире. Ибо Твой есть Фонд, который мы должны возродить. Аминь."

Кабинет был небольшим и без окон, стены увешаны полками, на которых стояли сотни книг, - некоторые новые, некоторые старые, а некоторые - старше старого. В комнате не горело ни свечей, ни очага, но с потолка лился яркий свет электрической лампы, - одной из последних в мире, на вес телекилла. В центре комнаты стоял деревянный стол, усыпанный кипами бумаги и пергамента. Большая книга, написанная и иллюстрированная от руки - одна из немногих существующих полных копий Священных Условий Содержания - была открыта посерёдке на иллюстрации сказания о святом Альто и Драконе. На краю стола стоял стеклянный ларец с амулетом на цепочке внутри него. Был ли он настоящим, или это была одна из двенадцати копий, знал только человек, который занимал офис, но настоящий или нет, этот амулет отмечал его как викария Господа Брайта.

Жак упал на колени, когда владелец амулета поднялся на ноги - старик с седой бородой, спускавшейся по груди, в богатой малиновой сутане, сплошь вышитой золотыми узорами символа Церкви - трилистника, который Древний Храм использовал как герб, Святого Амулета, именами и номерами Мобильных Легионов, оборонявших Господа Джека и святых во время Великого Нарушения, эмблемами языческих храмов, покаявшихся и примкнувших к Фонду после Великого Нарушения. Здесь стоял кардинал Доктор Жакиб Самеш III, Святой Отец Фонда, Хранитель Пятой Ступени Таинств, член Совета Тринадцати - и отец Жака.

- Доброе утро, милорд, - сказал Жак.

- Как тебя зовут, дитя моё? - спросил кардинал Самеш. Кардинал, конечно, хорошо знал имя человека, преклонившегося перед ним, но способ, которым младший монах приветствует отца Церкви, был древней традицией, и мало осталось в мире чтящих и уважающих традиции так сильно, как Святой Фонд.

- Жак Самеш, милорд - ответил Жак. - Дьякон-лаборант и аспирант ордена Святого Эверетта, из обители Девятнадцатого Монастыря.

- Воет ли чёрная луна?

- Только когда убывает.

- Мы принимаем твоё приветствие. - Кардинал Самеш протянул правую руку, и Жак поцеловал золотое кольцо на среднем пальце. - Встань и присаживайся.

Жак поднялся с колен и сел на незатейливый стул на одном конце стола, в то время как кардинал сел на искусно украшенный резьбой трон на другом конце.

- С какой целью аспирант святого Эверетта ищет нашего внимания в этот день?

- Я пришёл, - кротко сказал Жак, - просить, чтобы вы лишили меня духовного сана.

Кардинал Самеш вопросительно поднял бровь.

- Ты просишь о действительно большой милости. Разве ты не прожил всю свою жизнь в монастыре?

- Да, - ответил Жак, хотя кардинал и сам это знал. - Я родился в святом сословии, как и мой отец, и его отец, и его отец, и так до святого Самеша Освободителя, который защищал выживших из Семьдесят Третьей часовни, когда она попала под обстрел силами язычников во время Великого Нарушения.

- Разве ты не на пороге завершения учебы, и не должен быть рукоположен Святым Доктором Церкви это в следующем году?

- Да, Святой Отец. Я два месяца назад представил Совету по Этике мою докторскую диссертацию, посвященную Священным Условиям Содержания.

- Тогда почему ты сейчас явился перед нами, говоря, что хочешь отречься от Святого Фонда и жить среди мирного населения?

Жак помолчал, обдумывая ответ.

- Совет по Этике отверг все сделанные мною выводы, - сказал он, - и я уверен, что Святой Фонд потерял свой путь, если он считает, что мои выводы не правы.

- Почему от аспирантов требуется представить диссертацию? - спросил кардинал Самеш.

- Чтобы аспирант научился понимать слова Господа Брайта, как указано в Священных Условиях Содержания, чтобы он мог узнать, как они должны использоваться, как выполнять те обряды, которые были потеряны для нас, чтобы он понял то, что время и бедствия сделали неясным, и чтобы уточнять методы Святого Фонда для того, чтобы обряды не проводились с ошибками».

Кардинал Самеш кивнул.

- И что же было темой твоей диссертации, аспирант?

- Обряд Монтаук, - ответил Жак.

Кардинал Самеш вздохнул с пониманием.

- Понимаем, - сказал он. - Этого следовало ожидать - ты был одержим обрядом с тех пор, как я… с тех пор как твой отец взял тебя с собой, чтобы показать его исполнение, когда ты был ребенком, не так ли?

Жак кивнул.

- Он сказал, что для меня важно понять, что мы должны делать, чтобы держать в страхе силы, вызвавшие Великое Нарушение. Я провёл большую часть последних пяти лет за учёбой и молитвами о субъекте. Я прочитал всё, что написано на эту тему от самого Священного Писания, до древних документов, которые пережили Великое Нарушение, и до размышлений и исследований Святых Докторов, которые были прежде меня, на тему Обряда.

- И каков был вывод твоей диссертации?

- Что обряд Монтаук следует отменить.

Кардинал поднял бровь.

- Ты знаешь, что произойдет, если Обряд Монтаук не будет выполнен, как предписывают Священные Условия Содержания, аспирант?

- Нет, - сказал Жак. - То знает один Господь Брайт, поскольку те страницы были удалены, а Он говорит только тогда, когда сам того хочет. Святая Агата говорит, что Обряд не был выполнен во время Великого Нарушения, и это привело к многим бедам.

- Тогда почему ты настаиваешь на том, чтобы позволить этому случиться снова?

- Я узнал, - ответил Жак, - что Мать Демонов, с которой должен был проводиться Обряд, - не та, кто сегодня содержится в цепях под Девятнадцатым Монастырём. Святой Альто на смертном одре признался, что убил её во время Великого Нарушения, и Господь Брайт сам подтвердил это, когда он говорил через человека из сословия Д, носившего Святой Амулет, перед Синодом Нью-Денвера в году двести тридцать седьмом.

- Тогда кто же та, с кем совершается обряд?

- Их было восемнадцать, - сказал Жак. - Это я узнал из старых записей горожан, принятых в монастырь и размещённых среди сословия Д за свои злодеяния. Всякий раз, когда одна умирает, они находят молодую женщину, которая не знала мужчины, и та становится субъектом обряда. Я считаю, что всё, что было содеяно много веков назад и сотворило Матерь Демонов, они выполняют также и с этой женщиной - так что Обряд может проводиться с ней.

- И ты в это веришь? - спросил кардинал.

- Эти страницы были удалены, - отвечал Жак.

- И что ты предлагаешь?

- Необходимость обряда минула, если Мать Демонов мертва, и нет никакой нужды в создании новой Матери просто так, чтобы проводить с ней Обряд.

Кардинал помолчал.

- А не может ли быть такого, - спросил он, - что Матерь Демонов должна быть всегда, хотим мы того или нет?

- Священные Условия Содержания ничего об этом не говорят, - сказал Жак. - Это не станет известно, покуда…

- …покуда мы не попробуем и не посмотрим, что будет?

- Да, милорд.

- Пишут, - сказал кардинал, - что последние слова, сказанные перед Великим Нарушением, были "попробовать и посмотреть, что будет".

- Разве мы не защитники? - спросил Жак. - Разве это не наш долг - защищать не только мир от дьявольщины, но и дьяволов от их самих? Вот почему я вынужден просить, чтобы меня отстранили - мы не можем выполнить нашу обязанность защищать этих несчастных женщин, если нас так страшит неизвестность.

Кардинал открыл рот, но затем остановился в созерцании на мгновение. Выражение его лица изменилось - исчез академик, священнослужитель, холодный, отстраненный человек, от которого протокол требовал игнорировать тот факт, что перед ним стоял его собственный сын в разгаре кризиса веры.

- Я когда-нибудь рассказывал тебе, - спросил он - о случае, когда Господь Брайт говорил со мной? Во плоти?

- Нет, - сказал Жак.

- Когда я был ребёнком, и мой отец занимал эту должность, - ностальгически начал кардинал, - я был не так… созерцателен в моих исследованиях, как мог бы быть. Я думал - точно так же, как и ты сейчас, конечно, думаешь, - что процедуры, написанные шестьсот лет назад человеком, который уже умер, не имеют большого значения, и что многое из того, что они описывают, теперь уже погибло, или сломалось, или сгинуло навек во мраке. Я ненавидел тратить свои дни на то, чтобы заучивать процедуры, зубрить древние интервью, получать выговоры от отца за то, что я хихикаю в то время, как он руководит послушниками при чтении Молитвы Брайта. Я думал, что смогу найти способ доказать, что это все чушь… и тогда я подумал об этом, - он указал на амулет, заключённый в стекло на столе. - Если бы я надел его, и ничего бы не произошло, думалось мне, это было бы свидетельством того, что Джек Брайт ушёл навсегда, а Священные Условия Содержания - всего лишь бабушкины сказки.

Я убедил расходного позволить мне войти сюда после того, как мой отец закончил исполнять свои обязанности. Я разбил оболочку и приказал взять амулет, чтобы передать его мне. Как только он возложил руку на его, он… изменился.

Жак ахнул.

- Так значит, это…

- Да, этот - настоящий, - ответил кардинал. - Я сразу понял, что человек передо мной был более не рабом, прадед которого был был закабалён за кражу кур, но нашим Господом и самим Директором. Он посмотрел прямо на меня, и Он заговорил.

- Что же он сказал?

Кардинал глубоко вздохнул.

- "Чёрт подери, только не опять."

- А потом что?

- Потом, - продолжил кардинал, - Он схватил перо со стола моего отца и воткнул Себе в глаз. Пока я смог найти кого-то, чтобы помочь Ему, Он уже умер.

- Что случилось, когда ваш отец узнал об этом?

- Я рассказал ему, что я натворил, и попросил отстранить меня, - точно так же, как сейчас ты сейчас просишь меня о твоём отстранении. Он отказал. Он велел мне сидеть взаперти одному в моей келье, размышлять и молиться день и ночь, пока я не смогу сказать ему, чему Господь Брайт хотел научить меня, лишив Сам Себя жизни.

- И что же это было?

- То, что все действия имеют последствия, - скорбно сказал кардинал. - И что когда эти действия связаны с Писанием - то последствия могут стоить жизней. И что в тот момент, когда человек впервые за долгое время действует, не думая о том, что может случиться, если его предположения неверны, то другое небо и другая земля пройдут, прежде чем все станет как раньше. - Кардинал помолчал. - Ты понимаешь, зачем я тебе это рассказал, аспирант?

- Да, милорд.

- Твой запрос об отстранении отклонён, - сказал кардинал. - Ты можешь остаться здесь на ночь и отправится в свой монастырь утром. Начни своё исследование заново и представь диссертацию без упоминания Матери Демонов или Обряда Монтаук. Иди с миром.

- Благодарю, милорд.

Жак встал и вышел из комнаты. Гвардеец ушёл. Жак один прошёл по коридору обратно в прихожую, а оттуда в сторону спальных помещений, где ему предоставили келью и кровать. Аудиенция прошла не так, как он ожидал, но он тем не менее чувствовал странное удовлетворение. Не имеет значения, сколько лет ему потребуется для того, чтобы представить новую диссертацию. Если он сможет сохранить веру, то, возможно, когда-нибудь он окажется по другую сторону этого древнего письменного стола, и его собственный сын будет просить об отстранении.
Развернуть

Материалы SCP Доктор Брайт Доктор Райтс Доктор Гирс ...The SCP Foundation фэндомы 

День зарплаты

scpfoundation.ru/payday

Ещё один тихий денёк в этом тихом городе.

На востоке города стоял банк. Это был не крупный банк, не маленький банк, а просто банк. Район был небольшой и, что самое главное, его жители не задавали много вопросов. Например, почему сюда часто приходили люди и обналичивали средства в банке, хотя ни один из них не жил в этом городе. Впрочем, работали они в фирме «Свежая Косметика из Плаценты». О психах, работавших в компании с таким названием, лучше лишний раз не думать.

Прямо перед банком остановились две машины. Старый, облезлый красный фургончик "Фольксваген" и почти того же возраста синий "Форд Мустанг". Ни у одного из них не было особых отличий, к чему, собственно, и стремились их владельцы. Если бы кто-то нашёл время проверить их номерные знаки, то выяснилось бы, что они зарегистрированы за полстраны отсюда, а людей с такими именами никогда не существовало. Двери авто открылись, и из них вышли пятеро человек. И если не их одежда, то их оружие красноречиво говорило о том, кто они есть. Девятимиллиметровые пистолеты и помповые дробовики, и у одного из них точно было что-то автоматическое. На их вкус этот банк был несколько мал, но они не брезговали воспользоваться лёгкими деньгами. Подняв оружие, они распахнули двери банка.

- Всем на пол, живо!

Большинство людей сделали так, как им сказали, - мужчины, женщины и даже пара охранников. Но одна группа людей, столпившихся у окошка кассира, выбивалась из общей массы. Остальные горожане знали их просто как сотрудников «Свежей Косметики из Плаценты». Пёстрая толпа, конечно, ни разу не походила на производителей косметики - все они выглядели немного усталыми, или рассеянными, или спешащими. Один из них, в лабораторном халате, с секунду смотрел на грабителей банка, прежде чем заговорил.

- Ты что, блять, издеваешься? В день зарплаты?

На полсекунды в банке повисла тишина, то ли неловкая, то ли напряжённая. Люди с оружием отреагировали первыми.

- Вы чё, оглохли? Тупые? Легли!

Люди в халатах продолжали стоять, переглядываясь, а потом одна их них – невысокая плотная женщина с длинными тёмными волосами, убранными в хвост, - громко фыркнула и закрыла рот рукой в отчаянной попытке задушить смех. Люди в лыжных масках нахмурились и сузили глаза, в то время как другой человек в лабораторном халате тяжело вздохнул, прикрыв лицо ладонью.

- Райтс, прекрати.

- Я пытаюсь.

- Господа, это в высшей степени нелепо. – Большой чернокожий мужчина, покрытый татуировками, выглядел довольно неуместно, особенно с золотой цацкой на шее. – Вы на самом деле решили ограбить это заведение подобным образом? Я имею в виду…

- Завали ебало, или я тебя пристрелю.

- Ну, подобный тон совершенно неуместен, и более того, бесполе…

Бах!

Большой чёрный мужчина уставился на дыру в животе и безропотно вздохнул.

– А ведь я только что получил такое тело и в такой хорошей форме. – Он закатил глаза и упал замертво, его крупное ожерелье скользнуло на пол.

- Чёрт возьми, - пробормотала Райтс, но продолжала хихикать.

Высокий бритоголовый мужчина вышел вперёд из кучки людей и, оставаясь удивительно спокойным в такой ситуации, обратился к одному из мужчин странным глухим голосом:

- Сэр, я прошу вас немедленно покинуть помещение. Ваши действия могут неосмысленно затянуть наше возвращение к своим обязанностям, а нас, вдобавок, обременяет задержка, возникшая из-за нейтрализации вами доктора Брайта.

От группы грабителей отделился человек с гладкими сальными волосами и небольшой бородкой. Он направил в лицо лысому человеку дробовик.

- Ты серьёзно? Ты пытаешься нас отговорить, потому что, видите ли, вы опаздываете? - Он засмеялся и ткнул в лысого стволом. – Вы не въезжаете, что ли? Покойника не видели? Мы тут НЕ ХУЙНЁЙ СТРАДАЕМ! – Он выстрелил в потолок, в результате чего большая часть посетителей банка вздрогнули, а кое-кто и упал на пол. Взгляд лысого оставался совершенно невозмутимым.

- Ваши попытки запугивания адресованы не тем людям. Даже не учитывая моё уникальное ментальное состояние, дробовик – не совсем правильный инструмент для того, чтобы заставить меня и моих коллег выполнять ваши требования. Огнестрельное оружие и угроза расстрела в наших оценках опасных ситуаций низки настолько, что некоторые сотрудники используют их как форму приветствия. – При этих словах двое - один в бейсбольной кепке, а другой с крючковатым носом и улыбкой до ушей, - захихикали. - Вашей способности вызывать чувство страха недостаточно для того, чтобы мы немедленно вам подчинились. В любом случае, ваши нынешние действия к желаемому результату не приведут.

Человек с длинными волосами и дробовиком растерянно склонил голову.

– Что за… чёрт, вы вообще кто?

- Иисус, Аллах, Будда, Гирс… Меньше слов. Кажется, ты совершенно запутал бедного воришку! – бросила женщина.

Один из боевиков – самый невысокий в шайке – подцепил с пола ожерелье и втихую надел на себя. Эй, грабить так грабить, в конце концов. Он даже не заметил, как его разум был замещён чьим-то чужим. И незаметно направил пистолет немного в сторону, подмигнув остальным и подняв большой палец.

- Вы чё, думаете, это игрушки? – продолжал длинноволосый мужчина. Грабитель-коротышка всё так же медленно переориентировал свою цель. И если вначале он целился в женщину, то теперь дуло уставилось на бритоголового. – Чё, думаете, с вами тут шутки шутят? – Пистолет невысокого человека передвинулся чуть в сторону мужчины в бейсбольной кепке. – Это чё, думаете, пугач? – Последний крошечный сдвиг – и теперь дуло было направлено в спину длинноволосому бандиту. В тот же момент длинноволосый направил дробовик на всё ещё хихикающую Райтс.
Развернуть

Материалы SCP Доктор Клеф SCP fun ...The SCP Foundation фэндомы 

Тьма, пришедшая из тьмы, накрыла Ночной Город, тени отбрасывали длинные
тени на залитые асфальтом тротуары, тьма мрачного тёмного города таилась
в темноте в его увядших чёрных сердцах, чёрных как смоль и увядших, как
лёгкие боцмана-курильщика с многолетним стажем.

Джо Штырь прижал девушку к стене, на его гадком слюнявом лице застыла
ухмылка, когда он с ухмылкой задирал девушке юбку. - Не напрягайся, -
ухмыльнулся он, - Я сделаю так, что будет очень больно. Я же насильник, и
моя задача - насиловать и всё такое.


Именно в этот момент его огорошила по голове кастрюля с борщом,
наваристым, горячим, на ароматном курином бульоне с томатами и белой
картошкой, все овощи были в меру проварены, а чеснок придавал пряный
аромат. Это был настоящий украинский борщ, ведь силуэт, стоявший на
крыше в чёрном фартуке и высоком поварском колпаке из чёрной ткани
(чернее самых чёрных нарядов, которые может надеть любящий чёрное позер
от готики в полночь), не любил квашеную капусту в борще, он считал её
порождением зла, даже ересью, которую следовало выжечь калёным железом.


Джо Штырь заорал от боли, поднял пистолет и выстрелил в сторону
крыши, но загадочный чёрный силуэт оказался быстрее и, взмахнув чёрным
плащом, исчез. - Выходи! - прокричал Джо - Да ты что за хрен? Ты вообще,
твою мать, откуда?


- Отсюда. - произнёс голос и ударил его половником в основание черепа.


Джо Штырь схватился за поражённое место. -АЙ! БОЛЬНО же! - прокричал он - И говори уже, кто ты такой?


Таинственный незнакомец выпрямился во все свои таинственные 2 метра
10 сантиметров, и улыбка на его лице была широка и таинственна. Лунный
свет сверкал на рогах, растущих из его лба.


- Меня зовут Клеф, - сказал он - Борщеклеф. Защитник Мира.


БОРЩЕКЛЕФ, ЗАЩИТНИК МИРА

Глава первая: КРУТОЙ ПАРЕНЬ И ТЁЛКИ, КОТОРЫЕ ХОТЯТ, ЧТОБЫ ОН ИХ ПОИМЕЛ, ИЛИ ПОИМЕТЬ ЕГО САМИ.
Зона 19 гудела как улей. - О нет! - прокричала доктор Райтс - Все SCP сбежали из камер!

- Я спасу тебя! - прокричал доктор Клеф и вбежал в комнату с ружьём наперевес.


- О нетушки, - сказал SCP-682, - Это Клеф. Он нас порешыт.


- Ха ха ха! - сказал доктор Клеф и выстрелил ракетным дробовым снарядом.


- Аррг! - воскликнул SCP-682 и упал и скопытилсо.


- Ты спас нас всех! - сказала доктор Райтс и поцеловала его. И они занялись сексом.


- Фонд SCP развалился бы на части без нашего доктора Клефа - сказал доктор Гирс и дал Клефу повышение до О5.


Все сотрудники Зоны 19 видели в докторе Клефе только обычного вежливого учёного, обычного простого парня.


Но доктор Клеф вёл тайную жызнь. По ночам, когда все в Зоне 19 спали,
он надевал чёрный поварской гоплык и чёрный фактур. И он шёл в столовую
Зоны 19 и готовил там большую кастрюлю борща. Потом он шёл в Готем или
Ночной Город или Метрополис и боролся с преступностью. Он же был
Борщеклеф! Защитник обездуленных и хранитель мира.

Вот такой иво рассказ.


- Прошу прощения за столь внезапное вмешательство в вашу работу.

- Всегда рад помочь высокопоставленному сотруднику. Чем могу быть полезен?


- Есть вопрос. Помните вот это?


- Конечно помню. Такое не забывается. Несколько часов на этот отчёт потратил.


- Перечитайте его пожалуйста.


- Ладно… вроде всё в порядке… стоп. О Боже…


Ванесса Даниэлла Любимова взяла поднос с обедом и направилась к
столу. На полпути она почувствовала, что что-то ухватило её за рюкзак и
тянет вниз. Она споткнулась и упала, заляпав молоком и спагетти всю
блузку.

Алексис Злопыханская ощерилась на неё. - Неплохо, задротина, -
сказала она, взмахнув прямыми светлыми волосами, - хорошо на тебе
смотрится. Она засмеялась, встала и ушла в компании других популярных
лаборанток, которые сидели рядом и трепались со знакомыми качками о
чём-то тупом и бестолковом.


Со стоном Ванесса поднялась и села на колени прямо на полу. По её
щеке скатилась слеза и капнула на поднос. - А ну поднялась и быстро тут
прибрала! - сказала продавщица, и Ванесса медленно поднялась и начала
собирать упавшую еду.


Потом рядом протянулась рука и подала ей тарелку. - Вот - сказал негромкий мягкий голос. - давайте я помогу.


Она посмотрела в лицо самого прекрасного мужчины, которого ей
когда-либо доводилось видеть. Его ясные глаза были чистейшего голубого,
зелёного и карего цвета, их мягкие отблески грели ей душу, а под
воротничком новенького белого халата виднелась белейшая кожа без единого
пятнышка. Широко улыбнувшись, он вытер с её щеки слезу и слизнул её с
пальца. - Красивым девушкам не надо плакать, - сказал он.


- Я не красива, - пробормотала Ванесса.


- А я считаю, что красива. Я давно уже так думал, - сказал доктор
Клеф. - Я уже давно тебя приметил, знаешь ли. Он поднял её на руки и
унёс из столовой, а Алексис и её глупые подружки глядели им вслед с
ревностью.


- А ты точно уверен, что нам стоит это делать? - прошептала Ванесса. - В смысле, что если начальство увидит?


- Да к чёрту начальство. Любовь превыше всех начальников! - прорычал
Клеф и начал стаскивать с Ванессы блузку. - Но сначала я должен кое-что
тебе сказать, - шепнул он ей на ухо.


- Всё что угодно! - выдохнула Ванесса.


- По ночам, - промолвил Клеф, - я надеваю чёрный колпак и фартук и борюсь с преступностью под именем Борщеклеф.


- О Боже. Как далеко оно распространилось?


- По нашим сведениям, на все относящиеся к вам записи. Всё, начиная с вашего личного дела, и заканчивая вашими статьями о SCP.


- Просто возмутительно. Да и кто в это поверит? Бывший снайпер из
GOC? Да я клерком работал! И Богом клянусь, я из оружия не то что не
стрелял, даже близко не подходил! Это как дурной…


- Дурной фанфик, да. SCP-732 это свойственно.


- Записи можно будет вернуть?


- Возможно… но не сразу. Кое-что никогда не удастся восстановить.


- Боже мой… Столько лет работы, столько накопленных данных
превратилось в бредни озабоченного злого подростка с разгулявшимися
гормонами…


- Мне очень жаль, доктор Клеф. Действительно жаль.


- СДОХНИТЕ, МРАЗИ! - проорал Клеф, стреляя с двух рук из
автоматических ружей Pancor Jackhammer. Воздух наполнился свинцом. Из
зомби выплёскивались фонтаны крови, кишки и внутренние органы
разлетались и стекали по стенам. - УБИВАЙТЕ ИХ, СУКИ, НЕ ДАЙТЕ ИМ ВЗЯТЬ
НАС В КОЛЬЦО!


- СЭР! - воскликнул Стрельников, - ЧЁРТОВЫ ЧЕЧЕНСКИЕ ЗОМБИ ЛЕЗУТ СКВОЗЬ СТЕНЫ!

- НАХЕР ИХ! ВСЕХ УБИВАТЬ! - рыкнул Клеф. Он отбросил оба Jackhammer-а,
выхватил два автоматических револьвера Mateba и нырнул в укрытие,
стреляя в полёте по зомби с двух рук пулями .38-го калибра. - ПОШЛА
ГРАНАТА!


Через стол полетела целая связка гранат и упала в середину толпы
зомби. Взрыв порвал их на клочки шевелящейся плоти. - Готово, - сказал
Демитрий.


- Нет. Ещё не готово, - оскалился Клеф. Он надел чёрный поварской
колпак и фартук. -Беззаконная мразь, которая это сотворила, до сих пор
на свободе. Надо свершить правосудие.


- Я пойду с тобой. - сказал Дамитрий.


- Нет. Я пойду один, - скривил лицо Клеф. - Борщеклеф всегда работает в одиночку.


— Алиса стонала от удовольствия. - Борщеклеф, о Боже, я тебя люблю! - кричала она в оргазме. Гигантский, багровый —


— Огонь фотонными торпедами! - воскликнул капитан Пикард. Звездолёт
Борщеклеф гонялся за отрядами вторгшихся Ромуланцев, выпуская по ним
множество фотонных торпед и квантовых фазеров, запуская крестокрылы и
Гадюки-11 в решительную —


— БОРЩА ВО ИМЯ БОРЩЕКЛЕФА, КАРТОШКИ ДЛЯ КАРТОФЕЛЬНОГО ТРОНА! - проорал космодесантник-хаосит, поднимая —


- Я могу чем-нибудь помочь?


- Нет, кажется я буду в порядке. Раз первичное заражение сгинуло, всё будет нормально.


- Я смотрю, вы довольно уверенно это переносите.


- Вообще-то это забавно. Должен сказать, этот … другой доктор
Клеф… живёт более интересной жизнью, чем я. Не сидит сутками в
лаборатории, а ведёт жизнь какого-то героя-боевика. Убивает … простите,
как там говорил 732? … списывает SCP, утверждает, что он Сатана… крутой, однако, парень.


- Точно-точно. Некоторые сотрудники утверждают, что эти старые файлы надо сохранить хотя бы в развлекательных целях.


- Исходные материалы, естественно, придётся восстановить.


- Конечно же. В любом случае, у меня всё. Ах да, это вам.


- Спасибо. А я-то думал, куда они подевались?


- Лучше вы их не теряйте. В конце концов, они могут пригодиться,
если вы захотите бороться с преступностью под маской Борщеклефа.


КОНЕЦ
Развернуть

Материалы SCP Сорванный маскарад ...The SCP Foundation фэндомы 

http://scpfoundation.ru/ethical

- Представьтесь, пожалуйста, для протокола. - Усиленный микрофоном голос разнёсся по огромному пространству.

- Эм, доктор, гм, доктор Роберт Фелдон, сэр, - робко произнёс он в микрофон. Робость он проявлял впервые за всю сознательную жизнь. Обычно именно он говорил громовым голосом, что разносился с высоты по тёмному залу.

Конечно же, в этом помещении темно не было. Освещение было на уровне иных помещений Фонда до того, как накрылся Маскарад, или даже получше. А обвинитель, вернее, обвинители, сидели лишь чуточку выше его самого.

Он старательно рассматривал эту группу. Как в былые времена, он старался найти слабости, страхи, что угодно, что можно было бы обернуть себе на пользу.

Они же смотрели на него с тем же самым выражением лиц.

Фелдон начинал потеть.

- И какую должность вы занимали на прошлой работе? - снова спросил мужчина посередине.

Лысоват, полноват, тёмная одежда, очки. Взгляд непроницаемый. По мнению многих, именно так при схожих обстоятельствах, бывало, выглядел сам Фелдон. Правда, он был чуть моложе и в несколько лучшей форме. Совершенно лысый, но с его родом деятельности облысение - в порядке вещей.

Фелдон прокашлялся и снова заговорил в микрофон.

- Бывший руководитель Комитета по Этике Организации, сэр. До того, как эти обязанности были переданы данному совету, сэр.

- Как долго вы занимали эту должность?

- Последние семь лет, сэр.

В голос Фелдона помимо его воли просочились гордые нотки. Фелдон внутренне скривился. Быстрый взгляд на людей напротив подтвердил его подозрения. От них это тоже не ускользнуло, и они это, мягко говоря, не одобряли.

Советники принялись обсуждать что-то приглушёнными голосами, но единственный взгляд мужчины посередине заставил их замолчать. Похоже, он был здесь главным, и, скорее всего, ему и предстояло вести слушание.

- Понятно. Назовите число этих … объектов SCP…, к разработке "Условий Содержания" для которых вы были причастны, доктор Фелдон.

- Ну, это зависит от вашего определения причастности. Вы имеете в виду объекты, в содержании и исследовании которых я участвовал лично до перевода в Комитет по Этике, или те объекты, условия содержания которых я одобрял или пересматривал после перевода в Комитет по Этике?

- Отвечайте на вопрос, пожалуйста.

- Ладно, - произнёс Фелдон, с некоторой нервозностью глядя на безмолвствующих членов собрания. - Полагаю, что-то близкое к, гм, 435. Может быть, 437.

- Были ли какие-нибудь… особо примечательные… процедуры, доктор?

- Если честно, сэр, через какое-то время они все сливаются в один поток. Учитывая, что у меня был допуск к информации, которая даже не в вашей компетенции, неудивительно, что я не помню конкретных процедур. Сэр.

Блин, и что меня заставляет дерзить этим людям, в руках которых моё будущее? - подумал Фелдон.

- Верно, но это скоро переменится. Уже вскоре вся эта информация будет в нашем ведении. От имени Нового Комитета ООН по Этичному Содержанию Аномальных Объектов, Явлений и Существ, мы требуем информацию обо всём, что стояло или стоит на содержании Организации. Процедуры, которые мы сочтём неэтичными, будут пересмотрены. При невозможности пересмотра объект будет сниматься с содержания. Если же объект является по сути враждебным человечеству, он будет уничтожен, без исключений.

Фелдон призадумался, сколько из них покинет пост, узнав некоторые более грязные секреты Фонда. Из числа таких, допуск к которым имел только бывший совет О5 и Комитет по Этике.

- Доктор, отвечайте, пожалуйста.

- Простите, сэр. Могли бы вы повторить вопрос?

- Участвовали ли вы в содержании объектов под номерами 453, 231, 158, 239, а также любых объектов, которые в вашей Организации классифицировали как "гуманоидные"?

Фелдон отвёл взгляд. Хотелось солгать и отрицать какую-либо связь, но такой возможности не было.

- Да. Рано или поздно любой сотрудник Комитета по Этике вовлекался в содержание гуманоидов. Мы изо всех сил старались снизить дискомфорт объекта, который причиняли ему условия содержания. Или ей.

- Полагаю, доктор, вам известно, что большая часть ваших условий содержания гуманоидов нарушает множество законов во многих странах?

- У нас не было выбора! Поступи мы иначе, миру пришёл бы конец!

- Доктор, широким массам по-прежнему практически неизвестно то, что ваша организация зовёт "скульпторами реальности". По этой причине многие считают крайне маловероятным, чтобы беременная женщина или ребёнок детсадовского возраста могли уничтожить мир. Есть ли у вас доказательства обратного?

- Предостаточно, - сказал Фелдон. Он сделал было движение, чтобы сойти с помоста, на который его поставили перед допросом, но понял, что два здоровяка, стоящих по бокам, не позволят ему разгуливать по помещению. - До того, как меня назначили руководителям Комитета по Этике, я наблюдал исследования, проводимые с SCP-239. Во время этих исследований SCP-239 у меня на глазах превращала целые комнаты в защищённом учреждении Фонда, перекраивая их на свой вкус. В данном случае получился огромный кукольный домик. Всё было бы не так плохо, если бы сотрудники в помещениях при этом не превращались в тряпичных кукол. В рост человека, воспоминания и черты личности сохранялись. Когда ей сказали, чтобы она вернула всё, как было, руководитель научного проекта получил такую отповедь, цитирую дословно: "уйди отсюда, жопа с ушами". Не буду заострять внимание на том, что случилось с головой бедолаги, скажу лишь, что его не стало. Вышел за дверь и пропал. Прошло сколько-то времени, она наигралась "в куклы", и они тоже исчезли. Это был лишь один инцидент из множества, и при этом далеко не самый серьёзный.

- А женщина, которая у вас проходила под номером SCP-231? - спросил мужчина в центре, заранее не одобряя ответ, который ещё не дали.

- Сэр, есть такие вещи, которые никому не хотелось бы узнавать. Уверяю вас, это одна из них.

- Значит, вы сознательно подвергаете человека чему-то столь мерзостному, что вы не доверяете это бумаге и не произносите вслух, но при этом не видите в таком поведении ничего неэтичного?

- О, на мой взгляд здесь много чего идёт вразрез с этикой… по крайней мере, с общепринятой, - ответил он, мрачно улыбнувшись. - Видите ли, большинство людей не осознают тот факт, что SCP-231 - не одна беременная женщина. То, что широкие массы знают о SCP-231, по сути, не соответствует истине. Широкие массы, и, если говорить честно, просвещённые круги, а в том числе и вы, не знают, что SCP-231 на самом деле проходит под номером SCP-231-7. Она - седьмая и последняя из женщин, стоявших у нас на содержании под номером SCP-231-X. Остальных нет в живых. Смерть их наступила либо ввиду сбоя в разработанных нами процедурах содержания, либо в результате суицида, либо из-за предпринятых нами попыток извлечь… плод. В одном случае SCP-231-1 родила. Последовавший за этим инцидент унёс жизни сотен людей. Было ли это вам известно, сэр?

Собрание молчало, переваривая информацию.

- И было ли вам известно, что потенциальная, равно как и действительная, способность каждого следующего плода к разрушению превышала таковую у предыдущего?

Собрание нервно заёрзало, но молчало. Теперь перевес был за лысым доктором.

- Когда получите допуск, можете проверить правдивость моих слов, как бы банально это ни звучало.

Пару секунд собравшиеся выглядели нервозно, затем опять заговорил мужчина, сидевший в центре.

- Доктор, это решение собрание примет самостоятельно. Даже с учётом того, что сейчас нам известно о так называемых "скульпторах реальности", если следовать терминологии вашей организации, мы не можем принять на веру, что ребёнок, которому нет и десяти, может, по словам кое-кого из ваших коллег, "испарить мне голову", несмотря на предоставленную вами информацию. Дополню также, что все те непотребства, которые вы творите с женщиной, которую считали объектом номер 231, прекратятся сразу же, когда собранию будут предоставлены соответствующие полномочия.

Но уверенность их поколебалась, равно как и самоуверенность. Фелдон это замечал. Баланс сил в помещении сместился. Теперь звездой этого выступления был он.

- Хорошо… думаю, иногда нельзя поверить, пока не увидишь. Но если вы обнаружите, что неправы, что собираетесь делать? - заносчиво спросил он.

- Доктор Фелдон, на этом заседании не стоит вопрос о намерениях собрания. Сейчас на повестке дня - вы, ваши коллеги и ваше вопиюще неэтичное обращение с людьми различных национальностей. Обсуждаемый сейчас вопрос объявляю закрытым. Это понятно?

- Безусловно. Ещё вопросы будут?

- Есть ли у вас на содержании что-либо, что не уничтожает мир?

- Ну, у нас есть двухместный костюм ламы. В галошах. До того, как мы убрали его под замок, его психодиссоциативные свойства применяли в рекреационных целях, но носители костюма получали запредельную дозу и погибали.

- …чего?

- Не стоит внимания. Что-нибудь ещё?

- Да. Насколько вам известно, занимались ли вы разработкой или пересмотром таких условий содержания, частью которых являлось намеренное причинение вреда людям?

- …да.

Все члены собрания нахмурились.

- Имеются ли такие условия содержания за вашим авторством, или пересмотренные вами, в которых другие люди подвергались опасности?

- Да. Но мы…

- И имеются ли условия содержания за вашим авторством, или пересмотренные вами, частью которых является необычное или жестокое обращение с людьми?

- …дайте определение "необычности и жестокости".

- Доктор, уже эта фраза говорит собранию, что ваши моральные суждения сомнительны. По вашему же собственному признанию вы действовали неэтично.

- Учитывая всё это, учитывая возможность гибели сотен, тысяч и даже большего числа людей от действий даже одного объекта на нашем содержании, что является этичным? Что верно, что неверно? Что необычно, что жестоко? Готовы ли вы отвечать на этот вопрос весь остаток своей жизни?

Собрание замолкло. Тянулись мгновения.

- Разве вам, Комитету по Этике не было доверено удерживать Фонд в рамках этики? Эту задачу вы не выполнили.

- Думаете, я не справился с задачей? Сначала узнайте, потом говорите. Вы меня ещё назад попросите, чтобы я этим делом занялся вместо вас.

- От имени собрания заявляю, что на основании ваших заявлений, доктор, собрание рекомендует пожизненно отстранить вас от любой работы в Организации в нынешнем её виде. Также мы порекомендуем всестороннюю психологическую проверку в институте, который будет подобран нами же. Если будут продиагностированы какие-либо проблемы, лечение является обязательным, вне зависимости от сроков. Увести его.

Двое здоровяков, те самые, которые привели Фелдона в помещение, сопроводили руководителя Комитета по Этике за дверь и посадили в автомобиль, который отвезёт его в психиатрическую лечебницу. Таких было несколько, в них регулярно свозили бывших сотрудников Фонда, потому что международные законы теперь было нужно соблюдать.

Председатель собрания оглядел всех, кто собрался с ним за одним столом.

- Давайте следующего.

.

.

.

.

Две недели спустя

ЗАГОЛОВОК: БЫВШИЙ РУКОВОДИТЕЛЬ

КОМИТЕТА ПО "ЭТИКЕ"

ОСВОБОЖДЁН И ВОССТАНОВЛЕН

В ДОЛЖНОСТИ

10 мая 2014

Сегодня доктор Роберт Фелдон, бывший руководитель комитета по "Этике" Организации был освобождён из психиатрической лечебницы, куда был направлен по результатам слушания Комитета ООН две недели назад, с полным восстановлением в должности. Большинство участников собрания отказались комментировать аннулирование своего решение и восстановление д-ра Фелдона в должности. Доктор Фелдон займёт место Грегори Рексина, председателя собрания и Комитета ООН по Этичному Содержанию Аномальных Объектов, Явлений и Существ.

Единственным комментарием Рексина было "В этом мире, где всё, что мы знали, перевёрнуто с ног на голову, что есть этика? Что верно, что неверно, и как дать определение словам "жестокий" и "необычный"?"

От дальнейших комментариев Рексин отказался. Продолжение см. стр. 2A ЭТИКА.
Развернуть

Доктор Брайт Материалы SCP ...The SCP Foundation фэндомы 

Вечер с Брайтом

http://scpfoundation.ru/an-evening-with-bright

Дела у Организации идут хорошо, а д-ру Брайту надо прояснить один небольшой вопрос. Научный сотрудник задаёт не те вопросы, и хуже того, подвергает Брайта сомнению. И вышло так, что доктор Джек Брайт вызывает доктора Хайдена к себе в кабинет для небольшой … беседы.

Хайден заходит в кабинет, и вид у него явно очень взвинченный. - Д-р Брайт, вы меня вызывали?

- Хайден, - улыбается уголком рта Брайт. - Прошу, садитесь.

Брайт указывает рукой на уютное кресло напротив своего стола. Хайден нервозно оглядывает комнату и устраивается в кресле.

- Погодите пожалуйста. - Д-р Брайт вынимает из кармана небольшой пульт и начинает давить на кнопки. Красные огоньки видеокамер в кабинете гаснут, дверной замок щёлкает, а все машины отключаются. - Вот так, гораздо лучше.

Хайден сглатывает комок в горле и выдавливает "…да, сэр". Действия Брайта ничуть не успокоили разгулявшиеся нервы Фредерика. Он подозревает, что Брайт поступил так намеренно.

- Так не останется никаких записей, если вы вдруг решите нарушить субординацию. На всякий случай, моя трость стоит в углу у вас за спиной, а у меня в руках ничего нет. Я таким образом пытаюсь создать атмосферу открытой беседы, которой нам, похоже, не хватает. - Брайт степенно кивает головой и продолжает. - Похоже, у вас в моём отношении были какие-то вопросы. Не желаете их обсудить?

Мысли Хайдена скачут как зайцы, но он по жизни старается быть честным. Набравшись храбрости, он отвечает: - Да, сэр. В моём первом, гм, столкновении с Организацией я увидел SCP-963. С его помощью усмирили задержанную - вооружённого андроида, о которой, я думаю, вы знаете.

Брайт кивает - Соня Веламур. Двадцать девять лет, родители умерли, близких родственников нет. Она любила мужчину, а он сделал из неё киборга. Знаю такую, продолжайте пожалуйста.

Хайден глядит на Брайта и поражается его осведомлённости. - …да. Вначале я опротестовал это действие, но мои протесты были оставлены без внимания по той понятной причине, что действие было предпринято в гуще боя. Я запросил сведения о SCP-963, и мне дали исправленный файл с кратким описанием объекта. Доктор Брайт, я специалист в области этики, хотя мои…

Брайт хрюкает. - Очень мерзкий и очень коварный предмет.

Эта фраза начисто сбивает Хайдена с ног. Пару секунд он не может найти слов, потом продолжает. - Так вот. В выданной мне версии файла были сведения о хранении тел с затёртыми мозгами для будущего применения - четырёх тел, точнее говоря.

- Это верно, - Брайт прикасается к татуировке в форме капли под глазом. - Мне показалось более разумным держать тела наготове, а не надеяться на благосклонность судьбы, которая предоставила бы мне нужное тело при необходимости. Держа их тела в стазисе, я научился продлевать срок их жизни.

- Если честно, сэр, это самое отвратительное преступление на моей памяти, которое совершается систематически по отношению к группе лиц, будь они класса D или нет. Мне крайне затруднительно оправдать его в своих глазах, и по этой причине я повёл себя вразрез с требованиями, предъявляемыми к руководящему составу. - Хайден кашляет, до сих пор беспокоясь о том, что прекословит начальству. - По сути, сэр, отчего вы считаете, что их тела принадлежат вам?

Брайт улыбается во все … не совсем свои … 32 зуба. - А, да, вопрос принадлежности. Вы же в курсе, что сотрудников класса D казнят раз в месяц, так?

Хайден кивает. - Я в курсе. И искренне считаю, что смерть - лучший исход.

- Хорошо, давайте поглядим на мои тела. Вы имеете что-нибудь против того, как я пользуюсь телами обезьян?

Это меня … тревожит, сказать по правде, сэр. Хайден задумывается, и стиль его речи сползает к менее официальному. - Но это не так … ужасает. Спать по ночам точно не мешает. Просто очередная странность повседневной работы.

- Значит два тела можно смело вычеркнуть. - Брайт загибает два пальца. - Теперь о третьем. Хэнк Эштон, 42 года, осуждённый за педофилию и детоубийство. Любит земляничное мороженое и отражение ножа в глазах девочки перед тем, как он перерезает ей горло.

Хайден кивает ещё раз. Ему понятно, куда клонит Джек. - Он заслуживает смерти. Если воздействие SCP-963 не идентично трансплантации мозга - учитывая природу SCP-963, я очень сомневаюсь, что это будет в ближайшее время доказано - я не считаю применение объекта оправданным.

- Оно идентично трансплантации мозга. Под его воздействием мозг полностью стирается.

- Дальше давить не буду, но один вопрос задам - почему вы так уверены? Это устройство - жуткая и коварная вещь. Что происходит с теми "данными", которые удаляются? - Хайден просто хочет выяснить.

Брайт указывает пальцем на Хайдена, стараясь объяснить. - Возьмите аналогию с компьютером. Все файлы переносятся в корзину, - он похлопывает по 963, - а на их место копируются новые. Есть какие-то признаки того, что файлы на этом месте были, но их надо ещё найти. Жаль, но в корзине остаётся весьма ущербная копия. Поэтому я стараюсь туда не лезть без особой надобности.

- Я… Получается, сознание не умирает? Просто откладывается в сторонку? - Ему это крайне не по душе.

Брайт качает головой. - Сознание умирает, остаётся память.

- То есть вы прикручиваете своё сознание к трупу. - Хайдену жаль, что фраза звучит очень грубо, но он пытается уложить новые сведения в своей голове.

Брайт хрустит пальцами. - Именно так. Все функции становятся моими. Даже те, которые, на ваш взгляд, не поддаются изменению. Во всех моих телах бьётся один и тот же пульс, они одинаково дышат и походка у них тоже одинаковая.

Хайден морщится. Какая… несуразица. Стоп, а на кого он работает? - Вас понял, сэр. Моё отношение к вам базировалось на неправильном понимании принципов работы SCP-963, и я прошу за это прощения.

- Хорошо. И даже если бы оно не было ошибочным, есть ещё одна причина, по которой я … достоин… этих тел.

Хайден слегка наклоняет голову. - Не понимаю. Объясните, пожалуйста?

- Организация - это я. - Брайт смотрит на Хайдена и улыбается лёгкой улыбкой. А в его глазах… ну, отчёты вы читали, и теории видели, так ведь?

Похоже, что Хайдену досталась очень урезанная версия отчёта. Он таращится на Брайта и чувствует себя очень-очень глупо. - Организация… это вы? - в его глазах это представляется как запущенная мания величия на уровне "Королевство - это я!" - Сэр, Организация SCP, безусловно,… нуждается в работе таких умов как ваш, но … при этом является плодом коллективных усилий. Проще говоря, я не понял.

Брайт поднимается и расхаживает взад-вперёд по кабинету, жестикулируя при этом. - Сегодня вы - младший научный сотрудник, а я - директор службы по подбору персонала. По сути, я выбираю тех, кто вступает в наши ряды, отсеиваю тех, кто не выдержит, и в общем, делаю из них людей, способных встать на руководящие посты, знают они об этом, или нет.

- Через двадцать пять лет вы будете старшим научным сотрудником, возможно возглавите свою Зону, под вашим началом будет много сотрудников, обученных мною. Я же буду директором службы по подбору персонала.

- Через пятьдесят лет вы, дай Бог, выйдете на пенсию и передадите своё дело достойному сменщику, который будет принят в Организацию с моего одобрения. Я же по-прежнему буду директором службы по подбору персонала. - Брайт внимательно рассматривает Хайдена, стараясь добиться понимания.

- Через семьдесят пять лет, если вы, конечно, доживёте, вы будете в глубоком маразме, осложнённом другими психическими заболеваниями, и не всегда будете успевать дойти до туалета. Я же буду в достаточно молодом теле, которое мне дадут, и буду тренировать новых научных сотрудников.

Хайден с возрастающим ужасом осознаёт, к чему ведёт Брайт.

Брайт стучит пальцем по столу, подчёркивая важность сказанного. - А через сто лет вы умрёте, а ваши бывшие ученики сами будут в шаге от выхода на пенсию. А я подберу им замену.

Голос Брайта спокоен и собран, словно он обсуждает нового лаборанта. Похоже, что сказанное не вызывает у него особых эмоций, он просто доводит информацию до сведения собеседника. - Через двести лет о вашем имени будут помнить разве что научные историки, ваше имя встанет в ряду тех, кто трудился на благо Фонда. А я… я по-прежнему буду директором кадровой службы. Периодически буду брать бокал вина и вспоминать тех, кого уже нет, но список этот будет длинным.

- Пройдёт тысяча лет, и кроме меня, о вас никто и не вспомнит. Я же буду всё так же работать на Организацию, защищая человечество. Поняли меня? Организация - это я. Я творю её будущее, я определяю её курс. Я нужен, как бы мерзко это ни звучало. Понимаете?

Хайден выдерживает долгую паузу. - Почему именно вы? У 963 был владелец и до вас, а будет время, вас сменит другой человек. Хотите ли вы этого?

Брайт скорбно качает головой. - Не было у 963 до меня владельцев. Его создали для другого, но он не смог им воспользоваться. Я его первый и единственный постоялец. И сбежать из 963 невозможно. - Джек недолго обдумывает заданный вопрос. - Хочу ли я этого? Нет. Но если не так, кому мне доверить работу?

У Хайдена неспокойно на душе, но он продолжает. - Доктор Брайт, вы не обязаны тянуть на себе Фонд. Вы не Атлант - таких людей просто нет. Но есть такие, кто справятся с задачей. И у вас точно хватит времени, чтобы их подготовить. Не для одного человека такая задача, как спасение мира.

- А что мне остаётся? Если я уйду, меня объявят SCP и спрячут 963 туда, где его ещё долго никто не найдёт. - Он знает, что рано или поздно найдут. Таково было проклятие. - Думаете, у меня есть нормальная жизнь? Детей я завести не могу - может лишь занимаемое мной тело. Блин, а когда дело до секса доходит, знаете, как сложно следить за тем, чтобы оно ни на секунду не прикасалось к партнёру? Приходится выдумывать такие позы, что на них соглашаются только за деньги. Моя жизнь - это Фонд. И я сделаю эту жизнь замечательной. - Брайт улыбается. Он не очень-то верит в то, что только что сказал.

- Вас же … точно нельзя от этого избавить, сэр? - Хайден раздумывает какую-то краткую секунду. Я… эм, я соболезную вам, сэр. - Хайден не знает, что сказать, и чувствует себя мудаком.

- Никогда. - Брайт берёт в руку пульт. - Вопрос исчерпан?

- Думаю да, сэр. - голова Хайдена поникла.

Брайт давит на кнопку и просыпающиеся системы гудят и жужжат. - Можете идти. И не рефлексируйте так, Хайден. У меня на вас есть виды.

Хайден поднимается. Его плечи расправлены, взгляд смотрит прямо. - Да, сэр. - Он разворачивается и выходит из комнаты.

А Джек Брайт смотрит ему в спину и широко улыбается.

- И какие виды…
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые интересные картинки, арты, комиксы, статьи по теме Материалы SCP (+107 картинок, рейтинг 343.0 - Материалы SCP)